Иным фотографам удается вкладывать в свои работы столько значений, что те превращаются в замысловатый ребус, разгадать который мало кто может. С другой стороны, именно загадка и привлекает. Я безумно люблю подобных фото­графов. Да, с уважением отно­шусь к мировым величинам, классикам, ценю их трудолюбие и творческие находки. Но вот именно от таких фотографов меня просто клинит. Причина этого отношения довольно проста: эти твор­ческие люди (как и художники, артисты, музыканты, проч.) разрывают шаблоны, не боятся нарушать сложившиеся нормы, законы гар­монии, вековые традиции. Такую позицию называют эпатажем, рассматривают как стремление шокировать зрителей. Боюсь, это от непонимания сути происходящего.

Фотограф, скульптор и стилист, известная в мире под творческим псевдонимом Мадам Перипети/Madame Peripetie, она вызывает полярные оценки — от крайнего негатива («Я не вижу здесь искусства!») до предельного восхищения («Божественно!»). Лично у меня эти изображения сначала не вызвали особого восторга, скорее они меня даже испугали. Однако потом стало интересно, и я начал вос­торгаться воображением фотографа. Иными словами, я не воспринимаю работы Мадам Перипети как «ой, какие красивенькие цветочки!» — эти произведения запускают работу мысли, визуальный образ провоцирует подсо­знание на диалог. Подобное мало кому нра­вится: кто захочет, чтобы посторонние копо­шились в его подсознании?

Однако именно такая фотография и есть хорошая фотогра­фия. Если автор может зацепить подсознание зрителя и вызвать такую активную реакцию [оценку], значит, этот фотограф действитель­но великий мастер. Ну а те, кто категорично не воспринимает это творчество, как мне кажется, боятся самих себя, своих потаенных желаний и фобий. Как вы понимаете, тема эта уже не фотографическая. Мадам Перипети [Сильвана Зыбура/ Sylwana Zybura] родилась в Польше. Подобно многим детям, выросшим в условиях разру­шающегося коммунистического режима, она испытывала на себе двойное влияние. С одной стороны была серая будничная жизнь, полная ограничений и визуальной бедности, а с дру­гой — буйство красочных эмоций в клипах на телеканалах MTV и VIVA.

«У нас была своя спутниковая антенна, которая, казалось, принимала из рая на зем­ле, — вспоминает Мадам Перипети. Куль­товые видеоролики Дэвида Боуи, Грейс Джонс и Майкла Джексона стали для меня визуаль­ным ударом». Одновременно она запоем поглощала научно-фантастическую литера­туру и кинофильмы. «Мне было 6 лет, когда я впервые посмотрела «Звездные войны» и «Трон», и вместе с книгами Станислава Лема, Айзека Азимова, Артура Кларка, Франка Герберта, Джеймса Грэхема Балларда и проч. Они оставили в моей душе глубокий след. Мне очень нравились все работы ре­жиссера Ридли Скотта, а один из фильмов «Кремастер» Мэтью Барни до сих пор держит меня в страхе. Кстати, эстетика и концепции этого режиссера буквально завораживали. Писатели и режиссеры подарили миру уни­кальные миры, и это вдохновило меня на соз­дание своей собственной истории с необыч­ными героями. Я не умела рисовать, и един­ственным средством для их визуализации стала фотография. Она отличается тем, что позволяет рассказать историю в одном изо­бражении, которое может открыть множество дверей в вашем сознании».

Мадам Перипети пришла в фотографию, когда у нее за плечами была карьера в обла­сти прикладной лингвистики и политических исследований. Окончила одну из лучших фотографических школ в Германии. Потом последовала тяжелая работа. Что сейчас? «Я только что подписала контракт с агентом Марком Джорджем, который раньше представлял интересы Ричарда Аведона. Так что в этой жизни возможно все…»

В отзывах на ее работы встречаешь самые замысловатые определения, например, «фэшн-сюр». Сама Мадам Перипети говорит, что основу ее оригинального стиля составляет «авантюра сияющих цветов и фактур, чув­ственного богатства и минималистская композиция—технологическая и ирреальная «игра в слова» (от фр. — cadavre exquis)». Далее для объяснения своего творчества она отсылает к цитате французского поэта Пьера Реверди: «Изображение представляет собой чистое творение разума. Оно может родиться в результате не сравнения, а соприкоснове­ния двух более или менее отдаленных сущностей. Чем слабее и правдивее связь между двумя соприкасающимися сущностями, тем сильнее изображение получится, тем боль­ше его эмоциональная сила и поэтическая реальность».

Мадам Перипети черпает вдохновение из литературы, кинематографа и скульптуры, ее привлекают связи между различными дис­циплинами, которые приводят к оригиналь­ным решениям и которые невозможно клас­сифицировать по общепринятыми нормам. «Именно эти междисциплинарные гибридные связи и создают самый интересный и нео­бычный визуальный язык. Я часто цитирую сюрреализм и дадаизм, т.к. они восстают про­тив принятых правил и гетерогенного синтеза материального и нереального».

У нее нет культовой личности, которая выступала бы в качестве творческого ориен­тира. Мадам Перипети восхищается амери­канским художником и театральным режис­сером Робертом Уилсоном за его красивые постановочные игровые сюжеты, нетрадици­онный подход к передаче времени, ошеломляющие характеры [гипнотическая серия портретов «Voom») и превосходный свет; бри­танским дизайн-бюро Heatherwick studios за инновационные архитектурные решения; датско-исландским художником Олафуром Элиассоном за его крупномасштабные арт-инсталляции «от его «Model for a timeless Garden» просто захватывает дух!». Что каса­ется фотографии, то Мадам Перипети отме­чает Ника Найта: «Очень инновационный фотограф, раздвигает визуальные границы и внедряет новые технологии». Ей нравятся Роджер Баллен за грубый стиль и Вивиан Сассен за ее безупречные свет и компози­цию. Обожает Ги Бурдена за его ирреаль­ный подход к моде и Карла Блоссфельда за скульптурные макропортреты растений. «Спросите меня через несколько месяцев, и я назову совершенно другие имена», — шутит Мадам Перипети.

В своей работе она использует в основном цифровую зеркалку Canon EOS 5D Mark II или Mark III. Раньше фотографировала на Sinar, Haselblad и Holga. «Инструменты важны,— поясняет Мадам Перипетии, — но все решает ваш замысел и то, как будет настроено обору­дование в соответствии с вашими нуждами. Отправной точкой должно быть видение, но никак не техника, и даже самая лучшая камера в мире не поможет вам достичь впечатляющего результата». Следует добавить, что Мадам Перипети работает в команде со стилистом Стеллой Гостевой и визажи­стом Мариной Кери. Никакого вмешатель­ства в композицию готовой съемки на ком­пьютере не производится. Только незначи­тельная коррекция цвета и ретушь, чтобы приблизить снимок к желаемому результату, Мадам Перипети не считает, что прошла пик своей карьеры, и уверена, что многие хорошие работы ждут ее впереди. Главное, она четко знает, что такое «хорошая фотогра­фия»: «Независимо от стиля она вызывает чувства, передает настроение и переводит вас в другое измерение. Подобные вещи происхо­дят изнутри, они подлинные, и вы видите чув­ства творца».

Мой вопрос, что же надо сделать начина­ющему фотографу для достижения успеха, она парировало другим вопросом; «А что, собственно, это значит — быть успешным или известным? Конечно, можно привести много значений, но главное, на мой взгляд, что «успешность/известность» не должны быть приоритетными для фотографа. Советую быть честным по отношению к себе и собран­ным. Прислушивайтесь к внутреннему голосу, экспериментируйте, получайте обратную связь и конструктивную критику от авторитетных для вас людей, развивайте ваши навыки. Будьте homo ludens (человек играющий. — Прим. ред.) и любите то, что делаете. Добавь­те к этому настойчивость, и вы достигнете желаемого».

Современная фотография стремительно меняется под влиянием инновационных технологий — трехмерное сканирование, трех­мерная печать, Instagram, Twitter и проч. «К сожалению, мы видим, как увеличение визуальной информации привело к тому, что из фотографии стала уходить тайна, исчезает момент удивления, что в результате приводит к потере ценности. В этой ситуации я не вижу необходимости спешить, скорее нужно остановиться на мгновение, чтобы успокоиться, все обдумать и найти основу для своего твор­чества. Нет ничего неправильного в том, чтобы объединять различные техники и техно­логии, однако для любого творчества принци­пиально направлять все эти инновационные возможности на достижение уникального результата, обусловленного внутренним миром фотографа».

Кажется, что общаться с Мадам Перипети можно бесконечно. На каждый вопрос она дает развернутый ответ, из которого могут проистекать другие вопросы и проч. Инте­ресный собеседник, она обладает обширными знаниями в области современного искусства вообще, а не только одной области — фото­графии, поэтому я могу категорично заявить, что говорить об эпатаже в ее творчестве как самоцели крайне абсурдно. Скорее фотография Мадам Перипетии отражает всю слож­ность современного мира, многогранность и противоречивость людей. Отвергать эту фотографию как якобы шокирующую означа­ет отрицать саму сущность человека. Причем подобная позиция ведет не в тупик, но в сред­невековое мракобесие. С другой стороны, пускай люди с такими взглядами там и оста­ются. Высокие технологии им недоступны, как и высокий интеллект. Участия в эволюци­онных процессах они не принимают. Значит, уделять им внимание смысла нет. Наша зада­ча — идти вперед.